«26 октября 1954 года на самолете «Ту-4», оборудованном специальными приборами, я впервые (из гражданских специалистов) пересек облако ядерного взрыва (прямо через центр, поперек и вокруг по краю облаков)». Воспоминание об этом эпизоде можно найти в самом начале книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый», изданной Росгидрометом в июне 2018 года. Тираж небольшой — всего в 500 экземпляров сразу переводит издание в разряд библиографических редкостей.

В книгу вошли отрывки из ранее изданных мемуаров Израэля, а также воспоминания и статьи его современников, написанные специально для сборника.

Радиация и не только

Израэль посвятил себя изучению окружающей среды и влиянию человека на природу. Научный интерес заставлял его лично принимать участие в исследованиях даже с риском для жизни. В 1955 году ученый во второй раз оказался на борту самолета в районе ядерного взрыва. Это произошло после испытания в СССР термоядерной бомбы мощностью в две мегатонны (примерно в 100 раз мощнее заряда, сброшенного на Хиросиму).

img044
Справка «Об оценке радиационной обстановки и радиоактивного загрязнения природной среды при аварии на Чернобыльской АЭС» 21 мая 1986 г. Фото из книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый». /Под ред. А. И. Бедрицкого, Ю. С. Цатурова. М.: Росгидромет. 2018. — 296 с. 

Позднее эти знания пригодились Израэлю, когда в 1986 году он руководил оценкой последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Этой трагедии в книге посвящено много страниц. Кроме воспоминаний самого академика приведены слова тех, кто работал с ним в этот период, фотографии и фотокопии документов, составленных после катастрофы.

Члены правительственной комиссии на ЧАЭС: заместитель председателя Совета Министров СССР Иван Силаев, председатель Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды Юрий Израэль и вице-президент АН СССР Евгений Велихов, 1986 год
Фото: ТАСС/Валерий Зуфаров и Владимир Репик

Впрочем, занимался Израэль не только изучением эффекта от радиации. Он развивал систему экологического мониторинга и метеорологии в СССР, собственно он ввел в научный оборот термин «мониторинг». Масштабом исследований метеоролог заслужил международное призвание. Он был одним из разработчиков Рамочной конвенции ООН об изменении климата 1992 года и Киотского протокола к ней 1997 года. В 2007 году в составе Межправительственной группы экспертов по изменению климата Израэль был удостоен Нобелевской премии мира.

img046
Нобелевский лауреат. Декабрь 2007 г. Фото из книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый». /Под ред. А. И. Бедрицкого, Ю. С. Цатурова. М.: Росгидромет. 2018. — 296 с. 

Мы – красные

Израэль обладал прекрасным чувством юмора. Один из коллег, ставший позднее заместителем генсека Всемирной метеорологической организации Александр Зайцев описал случай, когда Израэль в составе советской делегации посетил ряд исследовательских институтов в США.

Среди прочего ученым показали лаборатории и главный конвейер завода Форд. «На выходе с завода нам предложили совершить тест-драйв на только что собранном форде-кабриолете. Среди разноцветных автомобилей Юрий Антониевич, не раздумывая, выбрал красный. Когда поинтересовались, почему именно этот цвет, последовал немедленный ответ — мы из Советского Союза, красные, коммунисты. Все рассмеялись», — вспоминает Зайцев.

img050
С председателем Совета министров СССР А.Н. Косыгиным. Фото из книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый». /Под ред. А. И. Бедрицкого, Ю. С. Цатурова. М.: Росгидромет. 2018. — 296 с. 

Михаил Андреевич нас поддерживает

Наравне с человеческим измерением в книге много места отведено вкладу Израэля в развитие советской науки. Немало рассказано об его организаторском таланте — именно при нем метеорологическая служба получила мощнейший импульс к развитию. Он добивался того, чтобы метеорологи работали на самом совершенном оборудовании, пусть даже и импортном.

«После моего перехода в Гидрометеослужбу я и Е. К Федоров много сил отдали техническому перевооружению. Появились мощные радиолокаторы, увеличилось число станций, развивалась техника. Уже в то время мы снабдили метеостанции телетайпами — работа сразу приобрела другую окраску. Мы провели переговоры с фирмой CDC (США) с целью приобретения сверхмощных компьютеров (в то время до 30 млн. операций в секунду, при скорости БЭСМ-6 — 2-3 млн операций в секунду). Особенно нас увлекала идея автоматизации метеорологических станций», — пишет Израэль.

Подготовка сделки по покупке американских компьютеров превратилась в спецоперацию. Для того чтобы получить «добро» на контракт, Израэль летал на аудиенцию с тогдашним президентом США Джимми Картером. На родине Израэль заручился поддержкой по сути второго человека в стране — секретаря ЦК по идеологии Михаила Суслова. Оставалось «выбить» 20 млн. инвалютных рублей (один инвалютный рубль был равен 0,6 долл. США) из кабмина.

Как вспоминает коллега и друг Израэля Юрий Голубев, финансовый вопрос был вынесен на заседание Совета министров. Так он описывает драматичный эпизод, который случился при обсуждении этого вопроса в правительстве.

«Премьер-министр зачитал постановляющую часть решения и спросил, есть ли замечания. Замечаний не должно было быть, как вдруг поднял руку министр финансов. Он стал говорить, что золотовалютные резервы страны ограничены и запрашиваемая сумма не внесена в финплан, поэтому необходимо отложить вопрос до следующей пятилетки. Премьер быстро сориентировался и объявил, что поскольку минфин возражает, решение по вопросу не принимается. Слово попросил Юрий Антониевич:

— А Михаил Андреевич нас поддерживает.

— Какой Михаил Андреевич? О ком Вы говорите, — раздраженно спросил премьер.

— О Михаиле Андреевиче Суслове, — ответил Юрий Антониевич.

Возникла неловкая пауза. Первым, разумеется, пришел в себя премьер.

— Товарищи, — сказал он, — речь идет о не такой уж значительной сумме в бюджете нашего государства. Тем более, минфин уже дал предварительное согласие на ее выделение. Есть возражения? Нет. Решение принято!».

Эту ситуацию также описал один из редакторов книги, советник президента РФ по вопросам климата Александр Бедрицкий. Он уточнил, что из США вычислительные машины получить не удалось, виной тому введенные против СССР американские санкции. (ничто не ново под Луной!). Суперкомпьютеры все же были куплены, но у другой страны.

img049
Прием в Белом доме президентом США Дж. Фордом. 31 октября 1975 г. Фото из книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый». /Под ред. А. И. Бедрицкого, Ю. С. Цатурова. М.: Росгидромет. 2018. — 296 с. 

Иностранные лидеры

Несмотря на существовавшие ограничения и позицию «ястребов» американцы придавали большое значение сотрудничеству с СССР в сфере метеорологии и охраны окружающей среды. Это подтверждают встречи Израэля с президентами США и министрами федерального правительства.

img048
После рыбалки с Фиделем Кастро. Куба. Фото из книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый». /Под ред. А. И. Бедрицкого, Ю. С. Цатурова. М.: Росгидромет. 2018. — 296 с. 

По роду деятельности, Израэль нередко общался с иностранцами. Кроме американских лидеров, он находился в диалоге с главами европейских государства и многих международных институтов (ООН, ЮНЕСКО). О некоторых встречах ученый оставил развернутые повествования. Один из таких рассказов посвящен лидеру кубинской революции Фиделю Кастро.

img047
С Фиделем Кастро. Гавана. Фото из книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый». /Под ред. А. И. Бедрицкого, Ю. С. Цатурова. М.: Росгидромет. 2018. — 296 с. 

Израэль вспоминает, как Кастро выступил на ассамблее Международного парламентского союза. «После окончания речи (Кастро) весь зал вскочил на ноги. Половина зала долго и бурно аплодировала: Фидель умел зажечь людей, стремящихся к свободе. Другая половина зала вскочила на стулья и также долго свистела, негодуя против высказанного Фиделем. Я сказал своему соседу, холеному буржуа: «Некультурно стоять на сиденье стула и свистеть», после чего он смущенно слез со стула», — написал в своих мемуарах Израэль.

Запрета на избрание вождем не было

Еще один эпизод, описанный Израэлем, посвящен его избранию вождем племени, проживавшем на одном из островов в Западном Самоа. «После завершения всего «представления» (Израэль описывает, как прошел ряд испытаний) они (члены племени) торжественно объявили, что мне присваивается имя — Талеофоа, и я избираюсь вождем этого племени. Я взглянул на коллег — они были заворожены. Я наизусть помнил правила поведения командированных за границу — там нигде не было оговорено, что командированный не имеет права быть избранным вождем. Наше ближайшее посольство, где можно было посоветоваться, было за многие тысячи километров от острова (в Новой Зеландии). Я взглянул на своих коллег, членов делегации, они одобрили решение племени. С тех пор я стал вождем Талеофоа», — рассказал Израэль.

img045
Посещение города Славутич М.С. Горбачёвым. Ю.А. Израэль в центре за Горбачёвым. 1988 г. Фото из книги «Академик Юрий Антониевич Израэль. Человек и ученый». /Под ред. А. И. Бедрицкого, Ю. С. Цатурова. М.: Росгидромет. 2018. — 296 с. 

В названии книги неслучайно слово «человек» стоит перед «ученым». Занимаясь научными изыскания, создавая систему метеорологии Израиль не забывал о главной задаче ученого — служении людям. Ведь в конечном итоге, каждый советский гражданин хотел, чтобы прогноз погоды, начинавшийся с известных всем позывных песни Manchester et Liverpool (в русском варианте «Я прошу тебя простить») был точным. В Ташкенте солнечно, днем до + 30, в Москве облачно, днем до +15, возможен дождь…

Дмитрий Волин

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

Автор volind

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s