«…Мы хотели, чтобы на нашей первой встрече с президентом США были «положены на стол» и обсуждены все вопросы нашей общей повестки… Но в американском истеблишменте в его (президента США) собственном окружении были люди, которые этому противились всеми возможными способами. В ход шли утечки в прессу, дезинформации и даже запугивания…»

Кажется, будто это выдержка из недавнего интервью какого-нибудь чиновника российского МИД. Но нет. Это отрывок, посвященный встрече с президентом США Рональдом Рейганом, из новой книги президента СССР Михаила Горбачёва «В меняющемся мире», которая вышла в этом году в издательстве АСТ.

Михаил Горбачев, первый и последний президент Советского союза, является одним из самых противоречивых героев новейшей истории не только нашей страны, но и всего мира. Хотя он уже давно не действующий лидер государства, каждое его заявление, каждое высказывание приковывает к себе внимание многих.

Горбачев известен своим литературным творчеством. Писал он много и в советское время, и после распада союза. Темой большинства его работ была перестройка и осмысление распада огромной страны, а также событий, происходивших на мировой арене в этот период.

img056
«Недавно я получил письмо с просьбой поставить автограф на моей фотографии. Фотография необычная — 60-летней давности! Нахлынувшие воспоминания вернули меня в то время, к надеждам и планам, которые были у меня тогда, как и у любого человека в этом возрасте». Фото молодого Горбачева открывает в книге блок обширного иллюстративного материала из архивов первого президента СССР. Фото из книги Горбачёв М.С. В меняющемся мире. — М.: Издательство АСТ, 2018.

Начинается его новая книга довольно кинематографично: «Недавно я получил письмо с просьбой поставить автограф на моей фотографии. Фотография необычная — 60-летней давности! Нахлынувшие воспоминания вернули меня в то время, к надеждам и планам, которые были у меня тогда, как и у любого человека в этом возрасте». Фото молодого Горбачева открывает в книге блок обширного иллюстративного материала из архивов первого президента СССР.

В новую работу вошли как ранее публиковавшиеся воспоминания, так и новые главы. Новым, например, является подробное описание советско-японских отношений в период перестройки. Это актуально в контексте прозвучавшего в сентябре текущего года предложения президента России Владимира Путина о заключении мира с Японией без предварительных условий.

img066
Новым, например, является подробное описание советско-японских отношений в период перестройки. Это актуально в контексте прозвучавшего в сентябре текущего года предложения президента России Владимира Путина о заключении мира с Японией без предварительных условий. Фото из книги Горбачёв М.С. В меняющемся мире. — М.: Издательство АСТ, 2018.

Отрывки, которые публикуются повторно, также крайне любопытны. До этого они были напечатаны в ранних работах Горбачева, найти которые сейчас нелегко. Например, в книге приводится речь 1986 года перед дипломатами, которая раньше была напечатана лишь в монографии «Годы трудных решений» в 1993 году. В этой речи Горбачев указывает дипломатам на новые принципы построения отношений с соцстранами: «Это полнокровные государства. И водить их в детский сад, как маленьких детей, нельзя».

В этой речи он также затрагивает тему прав человека. «Есть мнение, что защита прав человека якобы не функция социалистического государства. У нас, когда заходит речь о правах человека, срабатывает инстинкт съеживания. Дело доходит до того, что сами эти слова ставили в кавычки и говорили о так называемых правах человека, как будто наша революция не имеет отношения к правам человека. Не надо самим себе создавать трудности, действуя по инерции».

БЫЛОЕ И ДУМЫ

Книгу можно условно разделить на две части. Первая посвящена хронологическому описанию событий, происходивших на закате Советского союза. Во второй части Горбачев приводит свои мысли по поводу будущего. С высоты звания нобелевского лауреата (нобелевская речь приводится в книге в качестве приложения) экс-президент СССР обрисовывает ключевые проблемы, которые, по его мнению, стоят перед государствами мира: опасность новой гонки вооружений, распространение ядерного оружия, терроризм, экология. Говорит Горбачев и о тяжелом кризисе в отношениях с Украиной.

Акцент в книге сделан на вопросах внешней политики: переговоры с США, прекращение «холодной войны», объединение Германий. Повышенное внимание к международным делам вполне оправданно — в книге приведено множество стенограмм, где вопросы внутриполитической повестки активно обсуждались с мировыми лидерами.

Буш, Горбачёв, Гонсалес, Палажченко за столом
«Господин президент, может быть, этот вопрос прозвучит слишком жестко, но наши отношения позволяют вам этот вопрос задать: не подрезает ли он вам крылья?», — спросил Горбачева о роли Бориса Ельцина в политической жизни страны король Испании Хуан Карлос во время встречи советского лидера с руководством Испании и президентом США в Мадриде в октябре 1991 года. Фото с сайта Павла Палажченко

«Господин президент, может быть, этот вопрос прозвучит слишком жестко, но наши отношения позволяют вам этот вопрос задать: не подрезает ли он вам крылья?», — спросил Горбачева о роли Бориса Ельцина в политической жизни страны король Испании Хуан Карлос во время встречи советского лидера с руководством Испании и президентом США в Мадриде в октябре 1991 года.

НИЧЕГО, НИЧЕГО — ПОЛАДИМ

Много внимания Горбачев уделяет нормализации отношений с США и прекращению «холодной войны». Являясь последовательным противником ядерной бомбы, он всячески старался дистанцироваться от любого намека на применение этого оружия, пусть даже в рамках тренировок.

«Периодически Верховный главнокомандующий проходит обучение: если дойдет до худшего, он должен знать, как действовать, какие этапы предшествуют решению о применении ядерного оружия. Мне, разумеется, тоже приходилось участвовать в таких учениях. Доходили до последнего этапа. «Решение принято». Но я ни разу не «нажимал кнопку», даже символически».

Автор подробно описывает все этапы прекращения холодной войны. Нормализация отношений между сверхдержавами базировалась на личных договоренностях лидеров двух стран, при этом тогдашний американский президент, республиканец Рональд Рейган, находился под давлением со стороны «вашингтонских ястребов».

img064
«Вспоминаю, когда я подъехал в автомобиле, президент вышел навстречу в элегантном костюме, протянул руку, которую я принял и в свою очередь крепко пожал. Мы посмотрели друг на друга, что-то промелькнуло такое, что я почувствовал: ничего, ничего — поладим!». Первая встреча Рейгана и Горбачёва на вилле «Флёр де л’О» на Женевском озере. Ноябрь 1985 г. Фото из книги: Горбачёв М.С. Наедине с собой. — М.: Грин Стрит, 2012.

Горбачев описывает встречу в Женеве, которая, можно сказать, положила начало новому этапу отношений двух стран. «Вспоминаю, когда я подъехал в автомобиле, президент вышел навстречу в элегантном костюме, протянул руку, которую я принял и в свою очередь крепко пожал. Мы посмотрели друг на друга, что-то промелькнуло такое, что я почувствовал: ничего, ничего — поладим!».

Одним из драматичных моментов переговоров на высшем уровне стала встреча в Рейкьявике. Саммит чуть было не сорвался из-за очередного шпионского скандала, «который спровоцировала американская сторона». «Кому-то очень не хотелось, чтобы руководители СССР и США встретились и нашли выход из переговорного тупика».

Горби и Рейган покидают Хефди-Хаус
Одним из драматичных моментов переговоров на высшем уровне стала встреча в Рейкьявике. Горбачев и Рейган покидают Хефди-Хаус, где проходила их рейкьявикская встреча.  Фото с сайта Павла Палажченко

Впрочем, результаты самой встречи были далеки от прорыва, договоренности по сокращению межконтинентальных ракет были достигнуты, отказ от ракет средней дальности витал в воздухе, однако позиция Рейгана о продолжении испытаний в рамках программы «звездных войн» (Стратегической оборонной инициативы) заводила ситуацию в тупик.

После встречи Горбачев давал пресс-конференцию. «При моем появлении журналисты встали с мест и молча стоят. Этот беспощадный, нередко циничный и даже нахальный мир прессы смотрел на меня молча, из зала исходила тревога. Меня охватило глубокое волнение, может быть, больше… я был потрясен. В лицах этих людей передо мной как бы предстал весь человеческий род, который ждал решения своей судьбы».

Очередной шпионский скандал был связан установкой подслушивающих устройств в строящемся американском посольстве в Москве. «Можно было подумать, что американцы — это красны девицы, которые разведку не ведут, никого не вербуют, никогда не подслушивают», — пишет Горбачев.

Впрочем, переговоры продолжались несмотря на подобные инциденты, а результаты всем известны — это сокращение стратегических ядерных потенциалов , договор по ракетам средней и меньшей дальности и другие соглашения. Следует признать, что многое из того, что было достигнуто в ходе трудных переговоров тогда, сейчас находится под угрозой.

img059
На демонстрации, посвященной 40-летию ГДР. Берлин. 7 октября 1989 г. Фото из книги Горбачёв М.С. В меняющемся мире. — М.: Издательство АСТ, 2018.

«СОДРАТЬ СЕМЬ ШКУР»

Подробно Горбачев описывает события, которые привели к крушению Берлинской стены — пожалуй, одного из самых ярких символов эпохи.

В книге приведена одна зарисовка из детства Горбачева. «Дед повез меня в соседнее село на границе Ставропольского края и Ростовской области, чтобы купить пряники. Накупили целую корзину пряников — с лошадками и зайчиками. Оказалось, что их делают в немецкой колонии, так я узнал, что на свете есть немцы. А главное, что это хорошие люди, которые делают пряники».

0AD623B5-39D5-490E-AC98-4BC51D3CE1E1
Процесс превращения ГДР и ФРГ в единую страну происходил лавинообразно на фоне стремительной деградации государственных институтов Восточной Германии. С Эрихом Хонеккером на параде, посвященном 40-летию ГДР. Берлин. 7 октября 1989 г. Фото: ullstein-Werek Pressebildage

Процесс превращения ГДР и ФРГ в единую страну происходил лавинообразно на фоне стремительной деградации государственных институтов Восточной Германии. Быстрое объединение двух стран беспокоило и Францию, и Великобританию, о чем Горбачеву говорил тогда французский президент Франсуа Миттеран, такой же позиции придерживалась и железная леди  Маргарет Тэтчер . Вместе с тем, для всех было очевидно, что этот процесс объективный и замедлить его мирными способами невозможно. Оставалось только военное решение, но это был тупик.

Кстати о Тэтчер. Горбачев приводит две зарисовки о личности премьер-министра Великобритании. Первая встреча с Тэтчер произошла в 1984 году, разговор в начале был «на грани срыва», и тогда Горбачев решил разрядить обстановку. «Я знаю вас как человека убежденного, приверженного определенным принципам и ценностям… Это вызывает уважение. Но вы должны иметь в виду, что перед вами сидит такой же человек. И должен вам сказать, что я не имею поручения от политбюро убедить вас вступить в коммунистическую партию». Тэтчер рассмеялась, инцидент был исчерпан, и разговор перешел в нормальную фазу.

М.С. и Р.М.Горбачевы, Маргарет и Дэнис Тэтчер. Лондон, 16 декабря 1984.
«Я знаю вас как человека убежденного, приверженного определенным принципам и ценностям… Это вызывает уважение. Но вы должны иметь в виду, что перед вами сидит такой же человек. И должен вам сказать, что я не имею поручения от политбюро убедить вас вступить в коммунистическую партию». Чета Горбачёвых и премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер и Денис Тэтчер. Чекерс. Великобритания. 16 декабря 1984 г. Фото с сайта Горбачев Фонда

Также Горбачев описал их последнюю встречу — когда он с дочерью Ириной приехал к Тэтчер в 2005 году, чтобы поздравить ее с днем рождения. И тогда Тэтчер спросили Горбачева, не хочет ли он опять «порулить». На это Горбачев ответил в духе того, что пришло новое поколение, которое должно управлять страной, а вот баронесса была предельно лаконична: «А я бы порулила».

В книге бывший лидер СССР отвечает на обвинения, что он-де слишком легко позволил объединение ГДР и ФРГ, и «нужно было содрать с Германии семь шкур» за право снести Берлинскую стену. По словам Горбачева это было «аморально и просто глупо». В своей работе он подробно объясняет оба этих тезиса.

НАТО ОБЕЩАЕТ 

Объединение Германий поставило вопрос о членстве нового государства в НАТО. Появятся ли части Северо-Атлантического блока на территории бывшей ГДР? Этот вопрос вполне резонно беспокоил советское военно-политическое руководство. Было принято решение, что НАТО расширяться на Восток не будет. Горбачев подчеркивает, что речь об этом шла исключительно в контексте бывшей ГДР. «Уверен, что постановка нами вопроса об этом (об отказе расширения НАТО на восток в принципе) была бы просто глупостью. Ведь ещё существовало не только НАТО, но и ОВД». Вместе с тем, Горбачев признает, что последовавшее расширение «нарушало дух договорённостей, достигнутых при объединении Германий» и «подрывало взаимное доверие». Более того, он предполагает, что если бы Советский союз сохранился, то стран Восточной Европы в составе НАТО бы не оказалось.

Появление единой Германии было далеко не единственным изменением на карте Европы. Еще одним тяжелым моментом стал демонтаж Югославии. Здесь позиция Горбачева была крайне жесткой. «Даже частичный распад Югославии может породить цепную реакцию, наподобие ядерной. И дело не только в Югославии. В мире огромное количество действительных и мнимых межнациональных и межэтнических проблем».

Как мы знаем, эта страна распалась, а спустя непродолжительное время боевые действия начались в «подбрюшье Европы» и стали одной из важнейших вех на пути к новому витку напряженности в мире.

img067
«Несмотря на последующие события, на роль Ельцина в расчленении союзного государства, я отдаю должное его роли в защите демократии в августе 1991 года».  Борис Ельцин в период работы первого съезда народных депутатов СССР. Фото Сергея Ветрова и Бориса Задвиля/ Смена, №13, 1989 г.

ХРОНИКА РАСПАДА

Впрочем, Горбачев говорит не только о международной повестке. Рассуждает он и о внутренних делах. Прежде всего, речь идет о попытке сохранить Советский союз при демократизации всех институтов государственного управления.

Вместе с тем, подобная политика наталкивалась на оппозицию с двух сторон. С одной стороны действовали сторонники жесткой линии, с другой лидеры союзных республик стремились к выходу из состава СССР. Один из драматичных моментов связан с событиями в Вильнюсе в 1991 году. «Я был убежден, что проблему сохранения и реформирования союза можно решить политическим путем, без применения сил, без кровопролития. Но уже в первой половине января разразилась гроза. Кровь пролилась в Литве».

«12 января я сделал заявление, что кризис будет разрешен конституционными мерами. Но в ночь с 12 на 13 января в Вильнюсе был осуществлен захват телевизионной башни и радиостанции с участием советских войск, приведший к гибели людей. Разумеется, президент СССР не отдавал и не мог отдать приказ о подобных действиях. Произошедшее было провокацией против меня как президента — со временем, особенно после августовского путча, это стало совершенно ясно. Есть и документы, подтверждающие это».

По словам Горбачева, в это время поступали заявления «о необходимости принятия неотложных мер для спасения социалистического строя, вплоть до введения чрезвычайного положения в стране».

«На апрельском пленуме ЦК был поставлен вопрос ребром — пусть Горбачев либо вводит чрезвычайное положение, либо уходит с поста генерального секретаря ЦК, я сказал:

— Хватит демагогии, ухожу в отставку.

Меня стали уговаривать взять свое заявление обратно. Я отказался и ушел в свой кабинет. Спустя полтора часа пленум по предложению политбюро подавляющим большинством голосов решил снять с рассмотрения выдвинутое мной предложение об отставке с поста генерального секретаря ЦК КПСС». По словам Горбачева, решение остаться было ошибкой.

Касается Горбачев и роли Бориса Ельцина в истории СССР и России. Их отношения, говоря языком дипломатов, были далеки от дружественных, однако по поводу ГКЧП президент СССР написал следующее. «Здесь моя позиция тоже остается неизменной — несмотря на последующие события, на роль Ельцина в расчленении союзного государства, я отдаю должное его роли в защите демократии в августе 1991 года».

img055
Горбачёв М.С. В меняющемся мире. — М.: Издательство АСТ, 2018.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Книга называется «В меняющемся мире», но вывод после ее прочтения можно сделать обратный. Мир, похоже, фундаментально не меняется, появляются и исчезают лишь действующие лица, а роли остаются прежними. С одной стороны это говорит о том, что человечество ходит по кругу и старые противоречия не разрешаются. С другой стороны, получается, что после кризиса непременно наступит улучшение отношений. Мысль столь же банальная, сколь и оптимистичная.

Автор — Дмитрий Волин

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

Автор volind

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s