40 лет назад, 27 декабря 1979 года, началась операция «Байкал–79», в ходе которой части спецназа советской армии и КГБ СССР захватили важнейшие объекты в Кабуле, в том числе дворец тогдашнего главы Афганистана Хафизуллы Амина. О подготовке и проведении этой уникальной операции в беседе с ТАСС рассказали участники событий.

На границе тучи ходят хмуро

Обстановка на советско-афганской границе в конце 1970-х годов накалялась. После революции в апреле 1978 года к власти пришла Народная демократическая партия Афганистана (НДПА), а лидером страны стал генсек ЦК НДПА Нур Мухаммед Тараки. В декабре того же года он подписал с СССР Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве.

Визит Нур Мухаммеда Тараки в СССР, 1979 год
© Алексей Стужин/ТАСС

Однако менее чем через год, в начале октября 1979 года, Тараки был убит заговорщиками во главе со своим заместителем Хафизуллой Амином, объявившим себя новым главой государства.

Советское руководство подозревало Амина в связях с ЦРУ и опасалось, что страна при его правлении может попасть в орбиту США или под влияние радикальных исламистов. В этих условиях Политбюро ЦК КПСС решило, что новым руководителем должен стать один из оппонентов Амина, бывший посол Афганистана в Чехословакии Бабрак Кармаль.

В режиме строгой секретности

Операция по захвату около 20 ключевых объектов афганской столицы получила название «Байкал–79». Советский спецназ должен был атаковать, в частности, Генеральный штаб и Минобороны, штаб-квартиру военной контрразведки, Центральный телеграф, тюрьмы для политзаключенных, а также телецентр. Одной из целей стал дворец Тадж-Бек, больше известный как дворец Амина. Штурм этого укрепленного комплекса получил название «Шторм–333» и был поручен группе «Гром» и бойцам отряда спецназначения Первого Главного управления КГБ СССР «Зенит».

Бойцы отряда спецназначения Первого Главного управления КГБ СССР «Зенит»
© Ассоциация группы «Вымпел»

Бойцы спецподразделений прибывали в Кабул постепенно, селились на виллах в городской черте. «Я прилетел в Кабул в октябре 1979 года. Первая задача была — усиление охраны посольства, кроме того оперативники изучали столицу Афганистана», — рассказывает ТАСС участник штурма, боец отряда «Зенит» Александр Карелин.

По его словам, в распоряжении спецназовцев не оказалось качественной карты города и оперативникам пришлось создавать ее самостоятельно. Бойцы ходили по улицам и запоминали расположение важных объектов, относящихся к Минобороны, полиции и т.д. Их активность немедленно вызвала пристальный интерес местных спецслужб, которые установили за ними наружное наблюдение.

Бойцы отряда спецназначения Первого Главного управления КГБ СССР «Зенит»
© Ассоциация группы «Вымпел»

«Вот так началось знакомство с Кабулом: мы ходили по улицам, но так, чтобы для наружного наблюдения создавалась какая-то легенда. Допустим, пошли на рынок, но не напрямую, а по той улице, на которой нужно было посмотреть объекты. Не было диктофонов, ничего не было. Ходили на рынок, покупали что-то и обратно возвращались. И по возвращению на виллу все наносили на карту по памяти», — продолжает Карелин.

Еще одной силой, которая принимала участие в штурме, стала группа «Гром», состоявшая из бойцов «Альфы».

Сигнал для бойцов группы «А» поступил внезапно. В это время оперативники находились в Подмосковье, готовились к соревнованиям по троеборью. Командование сказало передать родным, что бойцы уезжают в Ярославль в учебный центр, вспоминает боец группы «Альфа» Александр Репин.

Кабул © Ассоциация группы «Вымпел»

То, что они отправляются в Среднюю Азию, стало понятно, когда получали экипировку. Спецназовцы летели на самолете тогдашнего председателя КГБ СССР Юрия Андропова, добавляет собеседник агентства. Конечная точка — Афганистан — стала понятна только в полете. Однако даже после приземления в аэропорту Баграм оперативники до конца не знали, какие задачи перед ними поставит партия и правительство. Бойцы расположились в недостроенных казармах недалеко от дворца Амина, «обособленным мирком», добавляет Репин.

Боец группы «Гром» Александр Репин
© Дмитрий Волин

Спецназ расположился рядом с бойцами «мусульманского батальона». Это подразделение было набрано из советских военнослужащих, родившихся в азиатских республиках СССР. Батальон был дислоцирован недалеко от дворца Амина — по официальной версии, для защиты афганского лидера. Дело в том, что он несколько раз просил СССР о защите, так как не очень доверял своим согражданам. Вероятно, Амин опасался мести после убийства Тараки и развернутых им после этого репрессий.

Фактор внезапности

Штурм дворца Амина представлял собой сложную задачу. Укрепленный комплекс находился на возвышенности, к нему вел серпантин, который хорошо простреливался защитниками дворца. Ключевым фактором успеха должна была стать внезапность атаки. Для этого было необходимо сделать так, чтобы охрана спокойно относилась к тому, что советский спецназ, расположившийся возле дворца, постоянно перемещается на своих боевых машинах.

Дворец Тадж-Бек © Ассоциация группы «Вымпел»

«Мусульманский батальон прогонял технику в ночное время, прогревал моторы. Это было нужно, чтобы отвлечь охрану, чтобы они привыкли. Естественно, стали задавать вопросы, почему техника ездит в ночное время. На это был ответ, что уже наступили сильные заморозки, и мы прогреваем технику, чтобы всегда быть в повышенной боевой готовности», — продолжает Репин.

Первая задача — отключить связь

Операция «Байкал–79» предполагала одновременный штурм нескольких объектов. Одна из ключевых задач, которую нужно было решить в самом начале операции, — лишить противника связи.

«Начали искать ответ на вопрос, как сделать так, чтобы не было связи внутри города и гарнизона, а также с провинцией и с внешним миром. Пришли к одному варианту — нужно взорвать узел связи», — рассказывает участник операции, боец отряда «Зенит» Григорий Осипов.

Кабул © Ассоциация группы «Вымпел»

По его словам, узел коммуникаций располагался в центре города, рядом находилась резиденция главы государства, государственный банк Афганистана и ресторан «Кабул». Оперативники несколько раз осмотрели этот участок, определили оптимальное место для взрывного устройства и рассчитали его мощность.

Взрыв, уничтоживший узел связи, прогремел в начале восьмого часа вечера 27 декабря. В этот момент и началась операция советских коммандос.

Война — дворцу

В районе семи часов вечера группа «Гром», которая насчитывала порядка 25 человек начала атаку на дворец. Продвигались по серпантину под шквальным огнем гвардейцев Амина. «Когда я выскочил из машины — уже зарево, огонь, стрельба. И сразу гранаты — одна, вторая. Я понимаю, что надо бежать, а ноги не бегут», — говорит Репин, который был ранен в самом начале операции.

С перебитыми ногами он пополз к главному входу во дворец. Там вместе с несколькими бойцами укрылся за парапетом. «Площадь, машины горят, свет горит, все освещено, из окон падают, кричат, оттуда кидают что-то вниз, взрывы. Русский мат, как обычно», — продолжает собеседник агентства.

Вид на дворец Амина и окрестности. © Ассоциация группы «Вымпел»

Одновременно с группой «Гром» дворец Амина штурмовала и группа «Зенит»

«В районе семи мы загрузились в БТРы. Экипажи были мусульманского батальона, но они сидели у бойниц, а для нас места практически не было — мы сидели по два-три человека в каждом экипаже», — рассказывает Карелин.

Когда спецназовцы добрались до дворца, он уже находился под шквальным огнем зенитных самоходных установок «Шилка». «Картина такая впечатляющая: мы поднимаемся по серпантину на боевых машинах, а «Шилки» обрабатывают дворец, у них снаряды трассирующие. И вот это все над твоей головой летит в сторону дворца — как в художественном фильме, только покруче», — вспоминает Карелин.

Атаковать дворец под огнем зениток было невозможно — был шанс угодить под свои же снаряды. Бойцы начали стрелять сигнальными ракетами, чтобы зенитки замолчали. После второй ракеты «Шилки» прекратили стрельбу, и спецназ бросился в атаку.

«Самый опасный момент был, когда мы выпрыгивали из БТРов, потому что тут же попадаешь под автоматный огонь из дворца. Здесь судьба: кому повезло, кому нет. Тут самые главные потери были», — вспоминает Карелин.

Вид на дворец Амина © Ассоциация группы «Вымпел»

«Когда мы забежали во дворец, там уже был кто-то из наших ребят», — рассказывает он. Спецназовцам нужно было подняться на второй этаж. Лестница там полукруглая, с высоким парапетом, что позволило бойцам пройти эту дистанцию без особых потерь. Однако на втором этаже штурмующие попали под сильный обстрел. «Войти в коридор было невозможно — велся очень плотный огонь. Тогда спецназовцы начали забрасывать кабинеты грантами. Когда стрельба прекратилась, стали проверять кабинеты и вскоре увидели мертвого Амина», — рассказывает Карелин.

После этого участники операции связались с советским посольством и сообщили, что задача выполнена. Вскоре из посольства приехало новое руководство страны. Вся операция заняла около 40 минут.

Примечательно, что в этот день Амина пытались отравить. Главе государства вызвали советского врача, который не знал о покушении и спас главу Афганского государства. В момент штурма врач находился во дворце и погиб при операции.

Бойцы отряда спецназначения Первого Главного управления КГБ СССР «Зенит» вместе с легендарным начальником советской нелегальной разведки КГБ СССР, основателем подразделения спецназа «Вымпел» Юрием Дроздовым (сидит крайний слева в первом ряду). © Ассоциация группы «Вымпел»

Успеху операции помогло и то, что она началась в момент пересменки и ужина охранников дворца. «В это время люди расслаблены, концентрация снижается, бдительность теряется и так далее. И тогда все началось. Когда спохватились, уже полным ходом бой шел — стреляли из чего только можно и нельзя», — резюмирует Репин.

Захват Генштаба

Параллельно со штурмом дворца советский спецназ атаковал и другие объекты. Одним них был Генштаб афганской армии.

«Мне достался Генштаб. Там был свой узел связи. Если бы мы его не уничтожили, там пошла бы команда по всей стране, и неизвестно, чем бы все закончилось. Потому что войсковые части были в Кандагаре, Герате, во всех городах», — рассказывает участник операции, боец отряда «Зенит» Валерий Розин.

Кабул © Ассоциация группы «Вымпел»

За некоторое время до штурма ему удалось попасть в здание. «У меня было строительное образование. Я где-то 1/8 осмотрел на первом этаже, а потом по этому плану нарисовал все остальные этажи, и все 100% совпало», — продолжает собеседник агентства.

В день начала операции Розин зашел в здание Генштаба, его обыскали, однако спецназовцу удалось пронести оружие — маленький двухзарядный бесшумный пистолет. «Предлагали мне взять один, но я подумал, что выполнять приказ нужно с головой, и взял еще один», — продолжает собеседник агентства.

В ходе этой операции был убит начальник Генштаба Мухаммед Якуб, а большинство остальных военных, находившихся в здании, взяты в плен. «Там было всего 16 человек наших ребят, а афганцев, я не знаю, не меньше 300 человек. Что там было бы, если бы не наша настырность и организованность, скорость операции, неизвестно», — подчеркивает Розин.

Офицеры группы «Зенит» Александр Карелин, Валерий Розин и Григорий Осипов
© Дмитрий Волин

Операция «Байкал–79» и «Шторм–333» вошла в историю как одна из самых успешных силовых операций в мире. Такой результат был достигнут благодаря детальному планированию и тщательной подготовки каждого шага.

Однако начавшаяся в декабре 1979 года советская интервенция в Афганистан не была столь успешной и быстрой, как захват ключевых объектов афганского правительства. А споры о том, был ли этот шаг оправданным, не утихают до сих пор.

Дмитрий Волин

При публикации настоящего материала на сторонних ресурсах использование гиперссылки с указанием ресурса kremlinhill.com обязательно!

Автор volind

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s