40 лет назад в Москве завершились первые в истории Олимпийские игры, проходившие в Восточной Европе. Советский Союз стал первой страной соцлагеря, где загорелся олимпийский огонь. Всемирный фестиваль спорта длился с 19 июля по 3 августа 1980 года. О том, как Бжезинский надеялся сорвать Олимпиаду, советские власти боялись сравнения игр с «медвежьим углом» и борьбу московских властей с союзными за культурную программу читайте в материале портала по советской истории «Кремлевский холм. Страницы истории».

Решение о том, что XXII игры пройдут в Москве, было принято в 1974 году на сессии Международного олимпийского комитета в Вене. С этого момента в Советском Союзе началась подготовка к проведению игр, которые по замыслу хозяев, должны были продемонстрировать триумф советского спорта и социалистического строя.

Большая политика вмешалась в большой спорт. В 1979 году советские войска вошли в Афганистан. В ответ США и их союзники объявили бойкот Московской олимпиаде.

Ошибка Картера

«В XXI веке я встречался с инициатором бойкота — помощником по национальной безопасности президента США Джимми Картера, Збигневым Бжезинским, который подбросил эту идею главе государства и чуть ли не считал своим величайшим достижением, что Картер поддержал его в этом», — вспоминает заместитель руководителя штаба по работе с почетными гостями по линии общественных организаций «Олимпиады-80» Михаил Гусман.

Бжезинский надеялся, что отказ спортсменов многих стран приведет к срыву игр.

«Картер рассчитывал на то, что призыв к бойкоту поможет ему переизбраться ещё на один президентский срок, и потом он признал, что это было ошибкой. При этом американская сторона подала пример дурного поведения», — отмечает первый заместитель председателя оргкомитета Олимпиады-80 Виталий Смирнов.

По его словам, если бы американцы не бойкотировали Олимпиаду в Москве, советские руководители не пошли бы на бойкот игр в Лос-Анджелесе.

Виталий Смирнов Фото: © Дмитрий Волин/Kremlinhill

Олимпийские власти попытались остановить Картера от бойкота. Тогдашний глава МОК лорд Килланин ездил в Белый дом, чтобы уговорить президента не лишать спортсменов права участвовать в состязаниях, к которым они готовились четыре года.

Когда Килланин вышел из Белого дома, толпа журналистов окружила его. Ключевой вопрос: «Олимпиады в Москве не будет?» На это он ответил: «Олимпиада состоится в Москве, даже если единственным иностранцем там буду я».

Впрочем, спортсмены ряда стран, присоединившихся к бойкоту, все же приехали на игры, но выступали под Олимпийским флагом.

На фото Президент МОК Майкл Килланин (слева) с первым замом оргкомитета «Олимпиада- 80» Виталием Смирновым

Некоторые «советские ястребы» поговаривали, что представителей государств, с которыми СССР не поддерживает отношения (Южная Корея, Израиль, Чили), можно на игры не пускать. «Тогда им было сказано, что игры принадлежат Международному олимпийскому комитету, и вы обязаны выполнять эти гарантии. Это тоже было определенным уроком для наших руководителей», — отмечает Смирнов.

Американцы не только не приехали, но и потребовали, чтобы никакая символика США на стадионах не присутствовала. А по протоколу флаг олимпиады нужно было передать оргкомитету следующего города. Им был Лос-Анджелес. Выход был найден — на церемонии закрытия вместо звездно-полосатого знамени был поднят флаг Лос-Анджелеса. Правда и мэра на закрытии не было — флаг передали МОК и только в 1984 году его вручили руководству города.

Бога ради не снимайте плащ!

«За час до открытия мы были в «Лужниках». А думали мы только об одном: чтобы не повторилась погода генеральной репетиции днем раньше. Тогда все время репетиции шел беспрерывный дождь», — продолжает Смирнов.

«Все уехали на стадион, я открываю дверь в кабинет председателя оргкомитета Олимпиады-80 Игнатия Новикова, а он сидит просто весь чёрный. Я говорю: «Игнатий Трофимович, что случилось?» Он отвечает: «Я только что говорил с Юрием Израэлем (председателем Госкомгидромета), он сказал, что в четыре часа над Москвой начнётся жутчайший ливень», — вспоминает его помощник Александр Козловский.

Организаторы тут же распорядились всем почетным гостям выдать плащи, но если бы начался ливень, то церемония открытия была бы омрачена.

Президент МОК лорд Килланин, генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев и председатель Оргкомитета «Олимпиада – 80» И.Т. Новиков (слева направо) во время торжественной церемонии открытия Олимпиады. Фото: Владимир Мусаэльян и Эдуард Песов /Фотохроника ТАСС

«Выходим из кабинета, и Новиков говорит: «Давайте присядем, на дорожку, на счастье». Сели, встаем. Я говорю: «Ну, с Богом!» И кандидат в члены ЦК КПСС на меня посмотрел и сказал: «Ляксан Ляксаныч!», — продолжает Козловский.

К началу церемонии все, включая Леонида Брежнева, собрались на стадионе. «Я был в ложе рядом с членами МОК, и за мной сидел заместитель заведующего идеологическим отделом ЦК КПСС Марат Грамов. Вдруг я слышу сзади шорох, поворачиваюсь, а Грамов снимает с себя плащ. Я говорю: «Марат Владимирович, Бога ради, не снимайте плащ! Пока вы в плаще, дождя не будет», — вспоминает Козловский.

Грамов подчинился, но потом сказал Козловскому: «Я тебе этот плащ никогда не забуду».

Лестницу-то забыли!

Чашу на Лужниках зажег капитан баскетбольной команды, победившей на Олимпиаде 1972 года, Сергей Белов. Решение о том, кто будет удостоен этой чести, приняли на государственном уровне.

«Когда делегация МОК прибыла в ложу, к Смирнову подошёл член Международного олимпийского комитета Румынии Александр Шепенко и говорит: «Виталий, посмотри, вон стоит факел, вот там будет гореть огонь. Но к нему не идёт никакой лестницы, и там сидят люди, через этих людей нельзя перебежать. Что же это будет?», — вспоминает Козловский.

Александр Козловский Фото: © Дмитрий Волин/Kremlinhill

«Виталий Георгиевич (Смирнов) хлопает себя рукой по лбу и говорит: «Господи, Боже, сколько же раз я им говорил, а они всё равно забыли!», — продолжает Козловский. Члены МОК были несколько обескуражены. Когда же щиты сложились в дорожку, все члены МОК, как и все зрители, ахнули от удивления, добавляет он.

Шкура Рыси

Олимпийский огонь был не только в Москве, загорелся он в Ленинграде, Минске, Киеве, и Таллинне.

Новиков возил лорда Килланина, и в Таллинн, и в Киев, и в Ленинград, и в Минск. Когда делегация летела в столицу Эстонской ССР, местные чиновники позвонили Козловскому и спросили, что подарить главе МОК.

Помощник главы комитета Олимпиады-80 ответил, что иностранный гость — страстный охотник. По прилету Килланину подарили шкуру рыси. Он был счастлив.

Президент МОК лорд Килланин на церемонии торжественного закрытия XXII летних Олимпийских игр. Большая спортивная арена Центрального стадиона имени В.И. Ленина в Лужниках. Автор – Ю.Д. Королёв. Москва. 3 августа 1980 года.

«Мы садимся в машину, едем, а впереди сидят сопровождающий и водитель, и в какой-то момент Килланин мне говорит: «Или я что-то путаю, или они говорят не так, как говоришь ты с другими в Москве». Я говорю: «Это ж Эстония! Мы же Союз Советских Социалистических Республик, это независимая республика. Здесь говорят на родном эстонском языке», — продолжает Козловский.

Перед поездкой в СССР американская пресса устроили лорду Килланину бомбардировку. От него требовали, чтобы он не ехал в Таллинн, а если уж поедет, то чтобы молчал. «Но когда ему показали центр города, парусный комплекс, построенный к Олимпиаде, он повернулся ко мне и сказал: «Я все-таки скажу два слова». И он произнес короткую, но замечательную речь на открытии Таллиннской регаты», — рассказывает Козловский.

Культурная программа

«Культурную программу Олимпиады начали готовить за 2,5 года до игр. В Министерстве культуры СССР создали специальную дирекцию. Курировал работу потрясающий искусствовед, музыковед – Василий Феодосьевич Кухарский», — рассказывает заместитель генерального директора

Центральной дирекции культурной программы Олимпиады-80 Сергей Усанов.

По его словам, за содержание культурной программы шла борьба. Тогдашний глава Московского горкома КПСС Виктор Гришин «хотел свести культурную программу к Москве, поскольку говорил о том, что эта Московская Олимпиада», и город должен обойтись своим силами. Другая позиция была у Министерства культуры. Глава ведомства Петр Демичев настаивал на том, чтобы культурная программа представляла всю страну. На Спартакиаде народов СССР Политбюро приняло решение в пользу второй подхода.

Сергей Усанов (вверху) Фото: © Дмитрий Волин/Kremlinhill

Культурная программа московской олимпиады продолжалась 16 месяцев. Она стартовала на Спартакиаде народов СССР и завершилась на следующий день после окончания Олимпийских игр. За несколько недель до открытия в Олимпийской деревне дважды в день стали проходить концерты и спектакли.

Основными площадками были: Культурный центр Олимпийской деревни, концертный зал Россия в одноименной гостинице. Кроме того, на разных площадках проходили закрытые концерты для ВИП-гостей, также были мероприятия в международном молодежном лагере под Шереметьево. В городе работали все театры. Все городские парки были открыты.

«Были задействованы все музыкальные жанры от симфонических оркестров до эстрадных ансамблей и коллективов народного творчества. То есть такого праздника в мире искусства никогда не было. Все 15 республик привозили свои лучшие коллективы и солистов, начиная от оперных и заканчивая эстрадными, и после окончания концертов была дегустация национальной кухни», — продолжает Усанов.

Для руководства Олимпийского комитета в Архангельском на открытой веранде сделали концерт Святослава Рихтера.

«Когда лорд Килланин улетал, его спросили о впечатлениях от Московской Олимпиады. Он ответил, что культурная программа Олимпийских игр в Москве заслуживает большой олимпийской медали», — рассказывает Усанов.

Мишка, прощай

Идея с улетающим Олимпийским Мишкой принадлежала главному режиссеру церемоний открытия и закрытия Иосифу Туманову.

Каждый шаг подготовки игр разглядывали под мощнейшим идеологическим микроскопом, который, вероятно, из-за чрезмерного увеличения, давал причудливые искажения здравого смысла.

«Что касается церемоний открытия и закрытия, то тут вообще немало было абсурдного. Факелоносец идет по вот «лестнице» из щитов. Критики, говорили, что этого делать нельзя. Напишут, что «факел несли по головам советских солдат». Были вопросы и к финальной песни и словам Николая Добронравова. «Какой медведь, почему медведь?» Вот, скажут, что «эта Олимпиада проходит в медвежьем углу, что это за сказочный лес? Какой это лес?», — рассказывает Смирнов.

Большая спортивная арена Центрального стадиона имени В.И. Ленина. Торжественное закрытие XXII летних Олимпийских игр. Олимпийский Мишка поднимается в небо. 3 августа 1980 г.

Были опасения и по поводу полета талисмана игр. Опасались, что его может снести ветром — он ударится о трибуны. Однако эти вопросы удалось решить.

Полет Мишки держался в строжайшей тайне. Например, из руководства советского телевиденья об этом эпизоде рассказали только режиссеру трансляции церемоний открытия и закрытия Карелии Кисловой, которой пришлось дать подписку о неразглашении. Зная об этом сюрпризе, она хотела поставить камеру на Ленинских горах. Её долго отговаривали под предлогом того, что с этого ракурса нечего снимать, но она настояла на своем, не раскрыв при этом секрета.

«Мишка улетает — гигантский стадион в тишине, ни звука и вдруг кто-то в ложе: «Игнатий Трофимович, неужели это конец?» На это тогдашний глава Совмина Алексей Косыгин сказал Новикову: «Дай команду — пусть начнут всё сначала!».

Автор — Дмитрий Волин

Обложка: Виталий Смирнов Фото: © Дмитрий Волин/Kremlinhill

При публикации настоящего материала на сторонних ресурсах использование гиперссылки с указанием ресурса kremlinhill.com обязательно!

© Kremlinhill.com, 2018-2020

Автор volind

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s