Премьера спектакля латвийского режиссера, художественного руководителя Нового Рижского театра (JAUNAIS RĪGAS TEĀTRIS) Алвиса Херманиса состоялась в Театре наций 10 октября. Незадолго до этого на прогоне побывал лично Михаил Горбачев. В разговоре с ТАСС первый и последний президент СССР рассказал, что за разрешением показать историю его жизни обращались известные российские и зарубежные режиссеры и актеры. Однако такое право получили его давние друзья — Евгений Миронов и Чулпан Хаматова.

«Очень понравилось! Они стоят того. Молодцы», — поделился своими впечатлениями Горбачев после спектакля.

Подход к снаряду

Это не первая постановка, рассказывающая о личной жизни Горбачева. В декабре 2006 года на сцене Рубцовского драматического театра (Алтайский край) состоялась премьера «Жена президента» по одноименной пьесе Аллы Зубковой.

По словам директора театра Станислава Спивака, решение о создании спектакля на малой родине Раисы Максимовны принял Горбачев. Постановка была приурочена к юбилею супруги первого президента СССР, которой в 2007 году исполнилось бы 75 лет.

«Спектакль представляет из себя хронику жизни обычной женщины — простой, любящей и любимой. Горбачева будет вспоминать о разных периодах своей жизни. В это же время на сцене будет проходить театральное воплощение ее мыслей», — сказал Спивак.

Погружение

В «Горбачеве» есть эпизод, когда Михаилу Сергеевичу на импровизированном партийном банкете поднесли фужер водки. Будущий глава советского государства отпил немного и поставил обратно. Этот жест вызвал недоумение у товарищей. «У меня своя система, — тут же нашелся, что сказать Горбачев, — постепенно, но неуклонно». Обстановка разрядилась.

В этом эпизоде (как в капле воды, хотя в данном случае — водки) отразились сразу несколько черт будущего лидера. Во-первых, осторожность, во-вторых, остроумие, в-третьих, умение сглаживать углы.

Спектакль «Горбачёв». Фото: Ира Полярная/Театр наций

Эту формулу — «постепенно, но неуклонно» — можно применить и к самому спектаклю. Действие начинается неторопливо, чтобы набрать обороты и выйти на пронзительные ноты в финале.

На сцене двое — Евгений Миронов и Чулпан Хаматова. Декорации просты — два гримерных стола, кушетка, кресло, стол. Актеры выходят на сцену в обычной одежде — зрители видят как бы репетицию. Спектакль о спектакле. Актеры привыкают к ролям, порой выходят из образа, чтобы обсудить своих персонажей.

В этом есть нечто брехтовское. «Актер — свидетель на суде». Кто в коллегии присяжных? Зрители.

Спектакль разбит на небольшие главки. Они отбиваются огромными словами, которые проецируются на задник. Тоже вполне себе брехтовский прием — у него, правда, были плакаты.

Актеры гримируются на сцене, переодеваются почти публично — скрываясь разве что за небольшой вешалкой, стоящей в углу сцены. Это подчеркивает двойственность людей находящихся на сцене — это и персонажи, и актеры, играющие персонажей.

Работа над ролью начинается с поиска манеры говорить. Миронов рассказывает, как двигает головой Горбачев, когда шутит. Хаматова отрабатывает «слегка восторженную и нравоучительную» интонацию Раисы Максимовны.

Спектакль «Горбачёв». Фото: Ира Полярная/Театр наций

Голоса появляются вначале и застывают на весь спектакль. Миронов и Хаматова сразу начинают говорить как взрослые Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна. Это становится одним из стержней, который пронизывает ткань спектакля от третьего звонка до поклонов и поддерживает его конструкцию.

Визуальные образы актеров, напротив, проходят несколько итераций — Миронов читающий текст, Миронов этюдно делающий набросок подростка. Студент — это более точная проработка. Следующий этап — Горбачев в Ставрополье, далее период работы в ЦК — тут образ дополняется париком. Наконец последняя фаза — это полноценная маска пожилого Горбачева, который как будто дает интервью для документального фильма о себе.

Таким же образом меняется и персонаж Хаматовой. Сперва актриса в черном трико, затем появляются платья, парики — и перед зрителем предстает Раиса Максимовна.

Гласность и самокритика

«Горбачев» — спектакль искренний и ироничный. На ироничность работают, например, анекдоты, которые советский лидер рассказывает сам о себе: «У Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны семейный подряд — она варит лапшу, а он развешивает ее на уши советских граждан».

Гласность (как бы сказал Горбачев) — еще одно важное качество постановки. Миронов со сцены рассказывает, как его персонаж подписывал коллективные письма и вступал в хор товарищей, поддерживающих нехорошие решения. Это не красит героя, однако — это исторические. И здесь помогает все тот же брехтовский прием отстранения актера от образа.

Спектакль «Горбачёв». Фото: Ира Полярная/Театр наций

В спектакле видна попытка проследить рождение будущего автора перестройки. За это, в частности, отвечает небольшой эпизод, когда студент Горбачев отправляет записку профессору философии о бессмысленности чтения вслух статьи Сталина во время лекции — ведь текст и так хорошо известен всей аудитории.

Эта готовность высказывать свое мнение находит отражение в почти апокрифическом разговоре «Все прогнило», который состоялся между Горбачевым и Шеварднадзе.

Театральность, подчеркивающая театральность

Пустая чашка, как символ завершившейся эпохи при заключительной речи Горбачева перед отставкой. К слову, пустую чашку в кадре можно рассматривать еще и как символ бесконечной потемкинской деревни.

Обозначение чая в чашке рифмуется с имитацией голосования, которая проходила в больничной палате, где лежал генсек Черненко. Он был настолько слаб, что его появление на избирательном участке при голосовании за «союз коммунистов и беспартийных» было исключено категорически. Тогда было принято решение поставить урну для голосования недалеко от кровати умирающего руководителя страны. Это было единственным стремительным событием в последние годы застоя.

Спектакль «Горбачёв». Фото: Ира Полярная/Театр наций

Обозначения, существовавшие в реальной жизни, в свою очередь, рифмуются с воображаемым телефоном, по которому несколько раз в ходе спектакля звонит Горбачев. Если в реальной жизни так много обозначений, то почему бы и актерам не показать несуществующий предмет.

Без политики

В постановке почти нет политики. За все годы перестройки отвечает лишь одна фраза о том, что последующие после начала правления годы «пролетели как один рабочий день».

Причина совершенно очевидна. Тема президентства Горбачева — щекотливая. Не прошло и двух поколений, как минула перестройка. Любая дискуссия на эту тему рискует погрязнуть в бесконечном потоке клеше.

Спектакль «Горбачёв». Фото: Ира Полярная/Театр наций

В спектакле упомянуты реальные политические деятели, которые, так или иначе, сыграли роль в судьбе Горбачева. Это и председатель КГБ СССР Юрий Андропов, которого в цэковских кабинетах называли Ювелиром. Это прозвище, говорит персонаж Миронова, связано с тем, что дед Андропова (насколько известно приемный отец матери) Карл Флекенштейн владел ювелирной лавкой на Лубянке.

Также вспоминают и о «Мистере Нет» советской дипломатии — Андрее Громыко. Мелькает в разговоре Борис Ельцин и глава московского горкома Виктор Гришин.

Дистанцирование от политики не уберегло спектакль от ожидаемой реакции. Кое-кто уже выступил с заученными фразами о роли Горбачева в истории.

И это тоже, в некотором роде, продолжение спектакля.

Автор — Артем Токарев

Мнение редакции портала может не совпадать с мнением автора. При публикации настоящего материала на сторонних ресурсах использование гиперссылки с указанием ресурса kremlinhill.com обязательно!

Автор volind

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s