Восемнадцатый посол США в Советском Союзе в 1987-91 гг. Джек Мэтлок поразил встречавших его журналистов как только сошел с трапа самолета. Он заговорил на русском. Дипломат, который больше 30 лет занимался изучением русской культуры прилетел в Москву, чтобы улучшить отношения между двумя странами. О том, как он жил в столице, проверял бдительность американских морпехов, кормил советских журналистов пиццей с кока-колой, а также слухах об облучении посольства США микроволнами и апельсинах за 57 центов читайте в материале Kremlinhill.

Мэтлок начал карьеру главы американской дипмиссии в Москве в темном костюме, белой рубашке с золотыми запонками, которые ему подарил президент США Рональд Рейган. Верительные грамоты принимал лично председатель Президиума Верховного совета (Голда Мейер в своих мемуарах так вообще называла этот пост «президентом СССР»), экс-глава МИД Андрей Громыко, с которым Мэтлок был хорошо знаком.

Скорое вручение верительных грамот, а также прием у одного из руководителей страны были добрым знаком того, что советское руководство настроено на конструктивный диалог.

Впрочем, его каденция в качестве посла США в СССР, которая началась 6 апреля 1987 года, была четвертой командировкой в Советский Союз. Впервые Мэтлок приехал в Советский Союз с супругой в 1961 году в качестве третьего секретаря посольства. С 1974 по 1978 годы он был заместителем руководителя дипмиссии, в 1981 году выступал в качестве временного поверенного в делах.

Джек Мэтлок, 1987 год

Мэтлок возглавил миссию США с верой в то, что отношения между сверхдержавами должны улучшаться, и твердым убеждением, что сможет помочь этому процессу. Его уверенность базировалась на знаниях о России, которые были собраны за тридцать лет занятий славистикой и советологией, также появившихся за это время личных связях. 

Кроме уже упоминавшегося Громыко у Мэтлока были неплохие отношения с Константином Черненко. «Я не встречался с Черненко, когда он был генеральным секретарем, я встречался с ним раньше. Однажды он приезжал в США, хотел посмотреть, как в Госдепе работают с документами», — вспоминает Мэтлок в беседе с Kremlinhill.

По его словам, в бумагах, касающихся разрешения доступа Черненко в здание Госдепа, было указано «что это очень важный человек и друг Леонида Брежнева». Конечно, все подробности сбора и кодирования документов Черненко не увидел, но кое-какие процессы работы с бумагами брежневскому эмиссару все-таки показали. «Он [Черненко] был очень признателен», — вспоминает Мэтлок, добавляя, что вероятно, то что он увидел, было доложено на Политбюро либо лично Брежневу.

Великий и могучий

«Забавно было наблюдать растерянность не говоривших по-русски [американских] корреспондентов и удивление советских представителей печати, когда Джек стал делиться своими впечатлениями по-русски, а не по-английски». Так описывает впечатление журналистской братии от первых шагов Мэтлока по советской земле в качестве посла супруга дипломата Ребекка Мэтлок в своих мемуарах «Записки жены американского посла».

Мэтлок хорошо знал русский язык. Он начал изучать Россию, а позднее и русский язык в университете Дьюка (Северная Каролина). Позднее учился в Русском университете и Школе славистики при Колумбийском университете. Затем преподавал русский язык и литературу в Дартмутском университете в Ганновере (Нью-Гэмпшир).

Собственно там у него и его супруги появились первые дети. В 1956 году он начал карьеру в Госдепе, поступил на службу в аналитический отдел, в советский сектор.

Следующей ступенькой в карьере Мэтлока было назначение в дипмиссию в Вене. Через два года после этого он прошел курсы усовершенствования русского языка на базе американской армии в Обераммергау в Западной Германии. После этого наступила его первая командировка в Советский Союз, которая проходила в непростое время Кубинского кризиса.

При после Фое Колере (1962 — 1967 годы) Мэтлок работал в политическом отделе американского посольства. Поскольку он был специалистом по русской литературе его нередко приглашали на завтраки с советскими писателями. В числе приглашенных к столу были: Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенкий, Валентин Катаев и другие.

На один из таких завтраков был приглашен Александр Твардовский. Он сильно опаздывал и решили садиться за стол без него, и в этот самый момент он приехал сильно взволнованный. Писатель сказал, что только что встречался с Хрущёвым и убедил его разрешить публикацию писателя, которого он назвал «новым Достоевским» — это был Александр Солженицын, а произведение называлось «Один день Ивана Денисовича».

К слову Мэтлок переводил на английский язык Вознесенского, Ахмадулину и Евтушенко и Пастернака для своих студентов, которым читал лекции, когда преподавал в Дармутском университете. Продолжал эту работу он и после перевода в Москву.

Сцены из супружеской жизни

Мэтлок очень любит свою супругу и детей. Однажды он принес домой апельсины, которые смог приобрести за 57 центов, отстояв долгую очередь. Ребекка Мэтлок была возмущена, однако знающие люди сказали ей, что это еще дешево, раньше приходилось платить по два доллара за штуку и считать это за праздник.

Во время работы в качестве посла Мэтлоки жили на Кутузовском проспекте в нескольких кварталах от дома, где были квартиры Брежнева и Андропова.

Для семьи посла было выделено две квартиры, которые были соединены вместе. Хотя по американским меркам и это, совершенно роскошное для советских граждан жилье, было довольно скромным. Двое детей спали в одой комнате с гувернанткой, еще двое спали в кухне, переделанной под спальню.  Вместе с тем, у них была столовая и гостиная, которая также выполняла функции библиотеки.

Иногда Мэтлоки устраивали приемы, однако на некоторые вечеринки гости почти не приходили. Это могло быть связано либо с тем, что гости не получали приглашений, которые направлялись не напрямую, а через советские ведомства. Также возможно, что приглашенные получали конверты, однако по рекомендации «старших товарищей» или же просто из опасений «как бы чего не вышло» пропускали званные ужины.

Впрочем, семья была не только источником радости — иногда детское простодушие, помноженное на тотальную шпиономанию приводило к довольно двусмысленным последствиям.

Забытый чек

Одна из неприятных историй была связана пятнадцатилетним сыном Мэтлока Дэвидом. Он был уверен, что повинен в том, что корреспондент «Лос-Анжелес Таймс» Боб Тот угодил из-за него на Лубянку.

Однажды Дэвид сидел с детьми Тота, который в награду за труд дал юноше чек на некоторую сумму денег. Молодой человек положил его в карман брюк и забыл, а спустя некоторые время отдал их в глажку. Чек был испорчен и Дэвид позвонил журналисту с просьбой выписать ему новый. На следующий день корреспондента арестовали и обвинили в том, что он получает информацию от советских граждан. В чем истинные причины этого инцидента не известны, но молодой человек предполагал, что причиной стал именно этот звонок.

Подслушивают стены

Вообще тотальный контроль был одной из серьезных проблем в то время. Когда открывался новый дипломатический комплекс зданий США на Садовом кольце, Мэтлок дипломатично несколько раз лишь повторил: «Мы обнаружили там (в здании — прим. Kremlinhill) предметы, не указанные в нашей спецификации».

При этом американцам при проверке здания не разрешили использовать радиоактивные радары, которые в отличии от обычных рентгенов могли бы обнаружить утопленные в бетонные плиты прослушивающие устройства.

Впрочем, были и более ранние инциденты. И один из наиболее загадочных был связан с уверенностью американской стороны в том, что в течение 70-х годов американских дипломатов облучали пучками микроволн, что могло провоцировать онкологические заболевания.

Примечательно, что если в рунете трудно что-либо найти на эту тему, то в англоязычном сегменте Интернета об этом инциденте можно отыскать даже научные публикации. Как пишет Ребекка Мэтлок атаки прекратились после того, как в здании, где, как предполагалось были размещены излучатели, произошел пожар.

Вообще пожаров, как отмечает супруга посла, в посольстве было несколько. Одно из возгораний произошло во время сварочных работ при строительстве пункта анализа крови, где должны были проверяться сотрудники. Впрочем не только пожары подтачивали состояние Спасо-Хауса. Там порой ломался водопровод, потопление, иногда подтекала крыша.

Пицца и кола

Во второй половине 80-х со шпиономанией нужно было завязывать и Мэтлок стал устраивать брифинги для советской прессы. Сперва общение с журналистами проходило в парадной столовой, а после из-за наплыва желающих пришлось перебраться в бальный зал. Впрочем, по мнению супруги Мэтлока, это могло быть связано не только с возможностью добыть важную информацию, но и выпить кока-колу и поесть пиццу, которую для репортеров готовил посольский повар Пьетро.

Вообще в Спасо-Хаусе нередко был наплыв гостей. Во второй половине 80-х во время традиционного бала морской пехоты военные пригласили столько людей, что торжество решили перенести из бального зала в так называемый «зал под люстрой», где было больше места.

Выступая перед солдатами и офицерам Мэтлок вспомнил, что морпехи охраняют посольства с 1933 года, а гарнизон московской миссии охраняет 29 военнослужащих. У дипломата были основания благодарить военных за бдительность. В первый день после его очередного приезда в Москву он решил пройтись пешком от МИДа на Смоленской до Спасо-Хауса. Паспорта с собой у него не было, так как он оставил его в советском внешнеполитическом ведомстве.  По словам Мэтлока, он без труда преодолел советскую охрану, но морпех, стоящий на следующем рубеже потребовал предъявить документы.

Когда он это говорил, по свидетельству его супруги, испарина выступила на лице одного из военнослужащих, которого посол поблагодарил за бдительность.

Жизнь внутри посольства

Отношения между сотрудниками посольства были далеко не всегда безоблачными. Некоторые работники порой стремились продемонстрировать свою власть.

Например, в 1974 году Мэтлок пошел в посольский магазин, чтобы купить вина для официального гостя — главы Международного отдела ЦК КПСС Бориса Пономарева. Однако управляющая магазином сказала, что магазин закрыт. На попытки Мэтлока сообщить о том, что он отвечает за работу посольства, женщина отрезала, что за все отвечает она. Дипломат рассказал супруге о произошедшем, которая в свою очередь передала это по инстанциям. Спустя какое-то время бутылки все-таки доставили к столу.

Человек из телевизора

Иностранных послов нередко приглашали выступать в эфиры на программу «Время». Выступление Мэтлока должно было состояться 4 июля 1987 года — в День Независимости США. Поскольку телесуфлеры работали то слишком быстро, то слишком медленно, приходилось всю речь заучить наизусть.

В своей речи Мэтлок заявил о том, что США не настроены на конфронтацию с Советским Союзом, однако не намерены смотреть сквозь пальцы на нарушения прав человека, а также боевые действие в Афганистане. На следующий год, вместо центрального телевидения его уже позвали на местное. Однако он отказался.

Вместе с тем Мэтлок с супругой участвовали в программе «До и после полуночи» и были первой посольской парой, которая приехала на эту телеперадачу. Он также вручал премии «Ника» в один год лучшему актеру, а в другой — лучшему оператору.

Мэтлок, который был назначен Рейганом, на всякий случай готовился к возможной отставке после выборов 1989 года, когда хозяином Белого дома стал Джордж Буш — старший, с которым он также был знаком и по прежнему месту работы Мэтлока в Национальном совете безопасности. Встречались они также, когда Буш в должности вице-президента зачастил в Москву на похороны генсеков, которые следовали с небольшими интервалами — сперва скончался Леонид Брежнев, потом Юрий Андропов и, наконец, Константин Черненко.

После первых дней президентства Буша — старшего, стало понятно, что всех послов, назначенных по политическим соображениям, сменят, а карьерным дипломатам дадут доработать установленный трехлетний срок.

И хотя Мэтлок завершил свою каденцию в 1991 году, он формально не является последним послом США в СССР. Им стал Роберт Страусс, но это уже совсем другая история.

Хотелось бы от всей души поздравить дипломата с юбилеем и пожелать здоровья и благополучия ему и его близким!

(Подготовлено по материалам мемуаров Ребекки Метлок «Записки жены американского посла», а также мини-интервью, которое  Д. Мэтлок дал Д. Волину в марте 2019 года в Москве).

Фото на анонсе: © Дмитрий Волин/Kremlinhill

При публикации настоящего материала на сторонних ресурсах использование гиперссылки с указанием ресурса kremlinhill.com обязательно!

Автор volind

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s