Михаил Шкабардня стал самым молодым главой союзного министерства и последним управляющим делами советского правительства. Эту должность учредил еще Владимир Ленин в 1917 году, правда тогда она называлась управделами Совнаркома РСФСР. Первым руководителем этой структуры стал Владимир Бонч-Бруевич.

Писали между строк

«Мои родители – потомственные кубанские казаки. Хлеб всегда доставался им трудом и потом. Своим детям они старались дать возможность учиться, но началась война. В первые дни отец ушел на фронт, затем старший брать. Мать с детьми осталась нести свою нелегкую ношу», — вспоминает Шкабардня.

Его семья оказалась на оккупированной территории. Пока мама и средний брат работали, он не только вел домашнее хозяйство, но и находил время для образования. Учебников почти не было. «Чернила мы делали из ягод черной и красной бузины, вместо тетрадей использовали старые книги или газеты, на которых писали между строк. В теплое время в школу ходили босиком, а зимой в классе из-за холода никогда не снимали верхней одежды», — продолжает он.

Вся семья вместе. День рождения Галины Яковлевны, супруги М.С. Шкабардни. Декабрь 2005 г. Фото: © Личный архив Михаила Шкабардни

В 1949 году после школы поступил учиться в Новочеркасский политехнический институт, который окончил в 1954 году. По распределению поехал работать на Краснодарский завод электроизмерительных приборов. Там началась его карьера, которая завершилась в союзном Совмине.

«Свой трудовой путь здесь начал в должности помощника мастера, затем работал технологом, заместителем начальника цеха, начальником лаборатории, начальником специального конструкторского бюро, а с ноября 1965 года — главным инженером завода. К тому времени предприятие значительно выросло, на нем работало уже около 14 тысяч человек. Это был самый крупный приборостроительный завод в Европе», — рассказывает Шкабардня.

В декабре 1967 года его перевели в Москву на должность главного инженера главка Министерства приборостроения, средств автоматизации и систем управления СССР. Здесь-то и состоялась его первая встреча с генсеком ЦК КПСС Леонидом Брежневым.

Кнопка для молока

В 1969 году Шкабардня работал на международной выставке «Автоматизация-69» в качестве главного инженера главка. На смотр достижений народного хозяйства министр приборостроения, средств автоматизации и систем управления Константин Руднев пригласил членов Политбюро.

Приехала представительная делегация: Михаил Суслов, Андрей Кириленко, но главным был Брежнев. На выставке показывали разработку главка — пульт управления энергоблоками для атомных электростанций. Брежнев подошел к стенду, сел в кресло оператора и закурил. Окружение генсека знало — это хороший знак.

Л.И. Брежнев вместе с другими руководителям партии и правительства посетил международную выставку средств автоматизации производственных процессов — «Автоматизация-69» в парке «Сокольники». Слева направо: министр приборостроения, средств автоматизации и систем управления СССР К.Н. Руднев, секретарь и заведующий Отделом тяжелой промышленности ЦК КПСС М.С. Соломенцев, председатель президиума Всесоюзной торговой палаты В.М. Нестеров, директор выставки А.К. Павленко, член Политбюро, секретарь ЦК КПСС М.А. Суслов. Крайний справа — главный инженер Главэлектроприбора М.С. Шкабардня. 27 мая 1969 года. Фото: © Личный архив Михаила Шкабардни

«Брежнев сидит в кресле, кайфует. Потом говорит Рудневу: «Костя, хорошая штука. Но вот нельзя ли так сделать, чтобы нажал на кнопку – молоко, нажал на другую — масло. А Константин Николаевич посмеялся и говорит: «Леонид Ильич, нам с вами дожить не удастся до такого времени. Но у меня здесь есть главный инженер главка. Может быть, ему ещё и удастся дожить до таких времён», — рассказал Шкабардня. Так состоялось его знакомство с Брежневым.

Единственный недостаток

«В августе 1980 года Руднев неожиданно заболел и скоропостижно скончался. Нужно было быстро решать вопрос об его приемнике. Я у него был заместителем, но проработал меньше года и, естественно, ни на что не рассчитывал», — вспоминает Шкабардня.

Однако его прогноз не оправдался. Уже 10 сентября его пригласил заведующий Отделом машиностроения ЦК КПСС Василий Фролов и после краткого разговора сказал, что их ждет у себя Кириленко.

«Как потом выяснилось, вопрос о моем назначении был уже решен до моего визита, и Кириленко хотел лишь познакомиться со мной поближе. Разговор у Андрея Павловича был открытый, неформальный, товарищеский, и уже через 15 минут мы втроем переместились в кабинет к Михаилу Андреевичу Суслову», — рассказывает Шкабардня.

Член Политбюро ЦК КПСС А.П. Кириленко на закрытой выставке «Приборостроение – атомной энергетике». Москва. 1981 г. Фото: © Личный архив Михаила Шкабардни

Кириленко дал рекомендации к утверждению на должность главы министерства, но отметил один недостаток кандидата.

«Суслов спросил: «В чем же заключается этот недостаток?» «Фамилия несозвучная — Шкабардня», — прочитал по бумажке Кириленко. Суслов засмеялся: «Так это же обыкновенная казацкая фамилия. Когда я работал секретарем Ставропольского крайкома КПСС, то там таких «несозвучных» фамилий было пруд пруди. Если это единственный недостаток, то через 15 минут будет заседание Политбюро ЦК КПСС, и давайте его представлять для утверждения».

Брежнев был в отпуске, и заседание Политбюро, на котором Шкабардня получил министерский портфель, проводил Суслов.

Как только генсек вернулся, он позвонил Шкабардне и назначил встречу. «Леонид Ильич очень доброжелательно меня встретил. Спросил, как дела. Он хорошо знал Руднева. Поинтересовался, в какой ситуации находится его семья, сказал: «Не забывайте его близких». Очень душевный был разговор», — продолжает Шкабардня.

Брежнев общался с Рудневым по тематике вооружений, кроме этого Руднев был председателем государственной комиссии по запуску Юрия Гагарина в космос.

Прощаясь, генсек сказал, чтобы Шкабардня «не стеснялся и при необходимости обращался за помощью». «Он меня по-отечески напутствовал. Та встреча оставила очень хорошее впечатление».

Прикурить не найдется?

В 1980 году заболел и вскоре умер Косыгин, и новым главой Совмина стал Николай Тихонов. «Я работал с ним. Серьёзный дядька. Очень грамотный инженер, металлург. Опытнейший человек был. При нем строились новые атомные станции, возводились комбинаты металлургические», — продолжает бывший министр.

Председатель Совета министров СССР Н.А. Тихонов на выставке товаров народного потребления в Минприборе СССР. В центре: заместитель председателя Совета министров СССР Л.А. Костандов. 1983 г. Фото: © Личный архив Михаила Шкабардни

По ведомству Шкабардни, глава Совмина выделил средства для строительства под ключ двух заводов по производству автоматизированных станков в Ленинграде и Ереване.

«Это же не так просто, выделить валюту и купить оборудование. Только когда начался ельцинский период в 1991 году, их разворовали. И сейчас в Ленинграде завод, который должен был выпускать 25 тысяч станков с числовым программным управлением в год, производит сигареты «Пётр I». Жутко вообще это. Бандитизм, я не знаю слова более емкого — вредительство против собственной державы», — сетует экс-глава Минприбора.

Буран

Шкабардня был одним из авторов программы «Энергия-Буран». Создание многоразовой космической системы можно считать одним из революционных достижений советской страны.

«Этим проектом я занимался, будучи министром, и знаю его в тонкостях. В нем применены такие технологии, о которых в то время даже думать боялись. И все они – результат разработок советских инженеров. На нашем ведомстве лежала ответственность за всю наземную систему автоматики взлета и посадки. По сути, мы для этого целый город построили. Очень жаль, что о проекте, который стал прорывом для нашей страны, сегодня забыли. А ведь «Бураном» можно и должно гордиться», — продолжает Шкабардня.

Вице-президент Союза ССР Г.И. Янаев вручает орден Ленина и Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Кремль, Свердловский зал. 23 февраля 1991 г. Фото: © Личный архив Михаила Шкабардни

За обеспечение успешного полета «Бурана» шестеро участников разработки проекта были удостоены звания Героя Социалистического Труда. Большая группа была награждена орденами и медалями Союза ССР.

«Я, конечно, очень горжусь тем, что в числе удостоенных высшей государственной награды за эту работу – Золотой Звезды и звания Героя Социалистического Труда – оказалась и моя фамилия», — добавляет он.

Горбачёв возбужден

Одна из встреч министра с Горбачёвым и Лигачёвым состоялась в январе 1985 года, еще до избрания Горбачёва генеральным секретарем на приеме в Кубинском посольстве в Москве по случаю очередной годовщины Кубинской революции. Они оба были заметно возбуждены, подчеркнуто вежливы и общительны, чем-то озабочены и непрерывно меняли собеседников.

«При разговоре со мной, Горбачёв без обиняков сказал, что уже в ближайшее время всех нас ждут большие перемены, подошло время внести свежую струю в партийную жизнь, да и в систему государственного обустройства. Он сказал, что хотел бы рассчитывать на серьезную поддержку в этом вопросе со стороны членов ЦК и правительства. На это я сказал, что перемены действительно нужны, и уже сами стучатся в дверь. И только по дороге домой я сообразил, что у тяжелобольного Черненко, дела, видимо, совсем плохи. И именно по этой причине зашевелилась активно молодая гвардия в Политбюро», — продолжает Шкабардня.

«М.С. Горбачев слушает, но мысли его, кажется, уже не в нашем мире и далеко от наших забот». Руководители партии и правительства на выставке «Машиностроение-88» в одном из павильонов ВДНХ. Слева направо: председатель Совета министров РСФСР В.И. Воротников, секретарь, заведующий экономическим отделом ЦК КПСС Н.Н. Слюньков, М.С. Горбачев, М.С. Шкабардня, заведующий отделом машиностроения ЦК КПСС А.И. Вольский, член Политбюро, председатель КГБ СССР В.М. Чебриков, секретарь, заведующий отделом административных органов ЦК КПСС А.И. Лукьянов. 6 января 1988 г. Фото: © Личный архив Михаила Шкабардни

На выставке «Машиностроение-88» в январе 1988 года министерство Шкабардни подготовило концепцию управления народным хозяйством на переходный период проведения экономических реформ. «Мы пытались довести ее до руководства ЦК КПСС, правительства. И хотя нас поддерживали председатель Совета министров СССР Рыжков и ряд членов правительства, наши предложения Горбачёв даже не выслушал».

«Мы предлагали систему мер по переходу к рынку, упреждающих экономический хаос, обвальное разрушение хозяйственных и организационных структур и недопущение спада производства и промышленности в сельском хозяйстве», — добавляет он.

Демократия под ключ

1989 году прошли выборы народных депутатов. По итогам голосования 2500 парламентариев в мае собрались в Кремлевском дворце съездов на свой I съезд. Сразу стало очевидным, что технически и организационно зал заседаний оказался не готовым к подсчету голосов.

«Дело оказалось совершенно для нас новое. Единогласные голосования и «одобрямс» ушли в историю, и правильно подсчитать голоса двух с половиной тысяч народных избранников в таком огромном зале в короткое время было просто невозможно», — отмечает он.

По словам Шкабардни, I съезд прошел «с грехом пополам», но было совершенно ясно, что надо срочно оборудовать зал современной системой электронного голосования. Подпирали сроки II съезда народных депутатов, и надо было торопиться.

В СССР систем подсчета голосов никто не изготавливал, так как никакой нужды в них не было. Пришлось срочно приобретать их за рубежом. На тот момент лучшими считались комплексы фирмы «Филипс».

«Я оперативно подготовил записку на имя Горбачёва с обоснованием срочного приобретения и организации монтажа такой системы в Кремлевском Дворце съездов, подписал ее у председателя Совета министров СССР Рыжкова и фельдсвязью отправил Горбачёву в Крым, в Форос. Резолюция главы государства была точно в духе его «размазанных» решений: «Надо посмотреть, подумайте», — вспоминает Шкабардня.

«Председатель Совета министров СССР Н.И. Рыжков делится впечатлениями после выступлениям на заседании Верховного Совета СССР. Он понял, что его не поняли… «. В центре: первый заместитель председателя правительства СССР В.Х. Догужиев. Ноябрь 1990 г. Фото: © Личный архив Михаила Шкабардни

Рыжков принял немедленно решение, и совместная делегация специалистов Совета министров СССР и Верховного Совета СССР под руководством Шкабардни вылетела в Нидерланды на фирму «Филипс» для заключения договора на поставку, монтаж и сдачу под ключ необходимого оборудования.

Проблема заключалась в том, что необходимое время на изготовление и монтаж системы было уже упущено, и компания категорически отказывалась от этой работы в необходимые сроки.

«Мы много, упорно и настойчиво работали со специалистами, я непрерывно встречался с руководством фирмы. Мы, наконец, согласовали, правда, очень жесткий по срокам график, и к чести фирмы «Филипс» все было сделано очень качественно и в срок, предусмотренный договором. Работали они, правда, на монтаже системы в Кремлевском Дворце съездов практически днем и ночью», — добавляет экс-министр.

В июле 1989 года Михаила Шкабардню назначили Управляющим делами Совета министров СССР и членом Президиума Совета министров СССР. К этому времени в стране сложилась крайне сложная экономическая и политическая ситуация.

«Горбачёв вел двойную игру. С одной стороны, он внешне как бы поддерживал правительство в его стремлении обеспечить меры по плавному переходу страны к рыночной экономике, а на самом деле он слушал своих шептунов-советников Яковлева, Шеварднадзе и других, да и на Западе этих советников было, очевидно, немало. Руководствуясь этими советами, он, осознанно или нет, вел страну к развалу», — утверждает Шкабардня.

25 декабря 1990 года IV Съезд народных депутатов СССР принял внесенное Горбачёвым предложение о ликвидации Совета министров СССР и создании вместо него Кабинета министров при президенте. «Оценив складывающуюся ситуацию, я пришел к выводу, что у правительства не осталось никаких инструментов для исполнения своих государственных обязанностей и функций, и в апреле 1991 года ушел на пенсию в возрасте 61 года».

Покинув высокий пост, Шкабардня продолжает активно работать. На сегодняшний день он является ведущим экспертом-советником директора Института проблем управления имени Трапезникова РАН, а также членом Консультативного совета при Минпромторге России.

Автор — Дмитрий Волин

Обложка: Михаил Шкабардня за рабочим столом. 1983 г. © Личный архив Михаила Шкабардни

При публикации настоящего материала на сторонних ресурсах использование гиперссылки с указанием ресурса kremlinhill.com обязательно!

© Kremlinhill.com, 2018-2020

Автор volind

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s